Всероссийский
союз страховщиков
Стратегия развития страховой отрасли Российской Федерации на 2019-2021 годы
Решением Общего собрания членов ВСС утверждена Стратегия развития страховой отрасли Российской Федерации на 2019 - 2021 годы

Интервью с Йиржи Бадром, коммерческим директором Generali PPF в России

Журнал "Зксперт"

– Появление новых крупных игроков на рынке страхования жизни будет способствовать развитию сегмента?

– Рынок страхования жизни в России пока находится в стадии формирования. Это значит, что каждый участник рынка фактически выполняет две функции. Помимо наличия здорового интереса любой компании к достижению бизнес-показателей, важна вторая функция – просветительская, которая заключается в информировании клиентов о продуктах страхования жизни, о практическом значении этого вида страхования. У сильных брендов больше возможностей лоббировать внедрение инструментов, которые могут способствовать становлению отрасли. Страховщики жизни стремятся преодолеть существующие ограничения, особую роль в этом будет играть поддержка со стороны государства и консолидированная позиция профессионального сообщества.

 

– На Ваш взгляд, является ли создание гарантийного фонда эффективной мерой для развития рынка страхования жизни?

– Гарантийный фонд не может решить всех проблем, являясь лишь базовым элементом становления рынка. Необходимо повышать доверие клиентов к страхованию жизни в целом. И гарантийный фонд может способствовать этому, так как будет обеспечивать выполнение обязательств не только со стороны отдельной компании, но и со стороны всего рынка. Создание участниками рынка такого механизма гарантий означает, что появится институт, отвечающий перед клиентами за сохранность вложенных ими средств.

 

– Смогут ли налоговые льготы стать драйвером роста рынка страхования жизни?

– Да, но никто не может сейчас сказать в какой степени. Это зависит от  вида налоговых льгот. В некоторых странах налоговые льготы введены только в корпоративном виде страхования жизни – соответственно доля страхования жизни корпоративных клиентов там заметно выше. На российском рынке, по моему мнению, льготы должны быть введены как для корпоративных клиентов, так и для физических лиц. Тогда будет сопоставимая доля страхования жизни корпоративных клиентов и клиентов – физических лиц.

 

– Какие еще меры со стороны государства могли бы способствовать развитию страхования жизни?

– Я считаю, что включение страховых компаний в систему пенсионного обеспечения даст дополнительный стимул для комплексного развития страхования жизни. У страховых компаний есть пенсионные продукты, привлекательность которых можно было бы повысить за счет уравнивания условий налогообложения с НПФ. Пенсионные фонды имеют свои преимущества, страховые компании – свои. Создание равных условий позволит повысить градус конкурентной борьбы, а значит – предоставить клиентам более широкой выбор.

 

Снятие ограничений на инвестирование части резервов по отдельным страховым продуктам могло бы также способствовать динамичному росту рынка. Это не означает, что страховщики станут больше вкладывать в рисковые инструменты, так как у компаний существуют жесткие требования по качеству эмитентов, но зато значительно повысится гибкость и разнообразие инвестиционных стратегий для клиента.

 

Такая новация позволит предложить клиентам инвестиционно-страховые продукты (unit-linked) с большим спектром возможностей. Сегодня продукты класса unit-linked на российском рынке продаются в гибридной форме и пользуются заметным спросом, что говорит о потенциале этого сегмента. Изменение законодательства в сторону этих продуктов может стать серьезным драйвером рынка. Например, в Польше на продукты  unit-linked приходится порядка 90% взносов по страхованию жизни.

 

– Какие каналы продаж будут наиболее активно развиваться в ближайшее время?

– Банковский канал является одним из важнейших способов дистрибуции для страхования жизни. Продажи через банки могут обеспечивать компании до 80-90% взносов в сегменте «лайф». Вместе с тем набирает силу новая тенденция – если раньше банки предлагали в основном страхование заемщиков от несчастных случаев, то сейчас накопительные программы, включая инвестиционно-страховые решения, стали входить в продуктовую линейку премиального банкинга.

 

Возможен и другой сценарий. Приход на российский рынок крупных зарубежных брокерских компаний, предлагающих современные подходы к индивидуальным продажам, может сократить долю банковского и агентского каналов продаж. Например, в Чехии у большей части страховщиков свыше 50% продаж продуктов по страхованию жизни приходится на брокерские компании. Но мы должны учитывать специфику развития российского рынка, когда рассматриваем зарубежный опыт.

 

– Как вы оцениваете уровень конкуренции на рынке страхования жизни сейчас? Будет ли он расти?

– Уровень конкуренции на рынке страхования в корпоративном секторе уже достаточно высок, тогда как в секторе физических лиц ниша пока относительно свободна. Для примера приведу несколько цифр. Доля страхования жизни в Европе составляет порядка 60% от общего объема страховых премий, в России порядка 5%. Среднеевропейский уровень проникновения страхования жизни в ВВП составляет 5%, в России лишь 0,07%. Годовые затраты европейца на страхование жизни в среднем составляют 1000-1500 евро, в России порядка 6 евро в год. То есть, потенциал для развития розницы в страховании жизни очень велик. При этом компании, действующие на российском рынке, уже располагают достаточными ресурсами, чтобы в случае увеличения спроса удовлетворить потребности клиентов и обеспечить качественное сопровождение договоров.

 

 

 

– Какое влияние на рынок страхования жизни окажет вступление России в ВТО? Придут ли новые иностранные страховщиков жизни на российский рынок?

– Все зависит от состояния финансового сектора в России, что в свою очередь связано с общеэкономической ситуацией в мире. Высокие инвестиционные аппетиты остались в прошлом – мы не раз наблюдали, как быстро меняются оптимистические прогнозы, коррективы в которые вносили кризисы, сопровождавшиеся рецессией и проблемами ликвидности. Многие мировые страховщики уже представлены в России, либо пытались выйти на этот рынок, но приостановили здесь деятельность. Поэтому, не думаю, что в краткосрочной перспективе вступление России в ВТО окажет значительно влияние на отечественный страховой рынок.

 

– Нужно ли проводить сертификацию агентов?

– Эта инициатива широко обсуждалась на рынке и уже в ближайшее время мы должны увидеть первые практические шаги в ее реализации. Для повышения уровня доверия населения к страхованию и осуществлению контроля за качеством работы страховых агентов, Комитет ВСС по развитию страхования жизни и Ассоциация Страховщиков Жизни разработали проект по сертификации агентов. В рамках него планируется создать единый реестр страховых агентов, который будет размещен в открытом доступе в интернете, и каждый клиент сможет убедиться в надежности финансового консультанта, обратившегося к нему.

 

– Что еще необходимо сделать для развития российского рынка страхования жизни?

– Необходимо в корне изменить отношение общества к страхованию. Сегодня работа агента с клиентом часто сопровождается вопросом последнего: «Зачем мне это нужно?» В формировании иного взгляда населения немалую роль должно сыграть государство, которое вместе со страховщиками донесет до потребителя ценность страховой услуги. Но это длительный процесс, к сожалению, такие процессы никогда не происходят быстро.

495232-12-24


Разработка сайта Продвижение в интернете